Проснулся по будильнику в 5-30, умылся и побежал на метро. На Павелецкой был без четверти семь, аэроэкспресс в 7-00 – все четко по плану. Достал фотик, щелкнул здание вокзала. Интересное место московские вокзалы: с архитектурой точки зрения вполне себе красивы, но отчего от них веет холодом, опасностью и грязью? Возможно, это только мое настроение, но каждый раз при виде их, и особенно Павелецкого, эти чувства меня посещают, и не надо мне говорить, что такова учесть всех вокзалов, нет – вокзалы других городов бывают и красивыми и даже уютными.

Аэропорт. Зарегистрировался на рейс и сразу пошел в зону вылета, там спокойней, чище и нет антисоциальных элементов. На стойке регистрации у женщины с ребенком был какой-то конфликт с Трансэиро, прозвучала фраза «…и что мне теперь делать…», после чего ее отправили разбираться с начальником смены, стало очень ее жаль, тем более что в дальнейшем на рейсе я ее уже не видел. Другая женщина с мальчиком лет семи, судя по синим паспортам,  русская гражданка Канады, стоявшая передо мной в очереди, попыталась пропустить меня вперед. Здесь  произошла небольшая неловкость: мне в принципе не свойственно нарушать личное пространство людей, если приходится оказаться в очереди или другой давке, я всегда стараюсь соблюдать дистанцию и даже иногда страдаю от этого, будучи оттеснен особо бойкими гражданами. Но в данной ситуации мои представления об этой дистанции оказались меньше, чем у этой женщины и она, как и все канадцы предпочла пропустить меня вперед. Я  естественно извинился и сказал, что я стою за ней. Эта казалось бы мелочь очень здорово характеризует представления о порядке, вежливости и комфорте двух во многом разных народов. Нас и наших канадцев.

Зона вылета – царство гламура и пафоса, здесь мне ничего не нужно, разве что алкоголь. В калгарийском аэропорту меня будут встречать незнакомые мне люди, негоже являться к ним с пустыми руками, так что решено, берем бутылочку приличного коньяка  в дьюти фри. Собственно, никогда не питал особых иллюзий относительно эффективности беспошлинной экономии: ну сколько можно сэкономить, 10-20 баксов. Думаю, эта сумма – недостаточный стимул для скупки всего, что горит. По факту же оказывается, что цены в московском дьюти фри практически не отличаются от цен в канадских виноводочных, поллитровка Хенеси стоит 30 баксов против 34 в калгарийском ликер сторе, а больше мне и нельзя: в багаже еще 0,5 хабаровской водки при разрешенной норме ввоза 1,14 литра. Рассчитался новой кредитной картой, заодно проверив ее – работает. С этим красным запаянным дьютифришным пакетом становлюсь похожим на всех алчных шмотошников разом, хоть плакат пиши, мол, не корысти ради, надо так. Вероятно, в этом месте необходимо сделать небольшое лирическое отступление. Мы, русские, очень озабочены тем, как мы выглядим и какое мнение складывается о нас у окружающих. Даже анекдот такой есть: «Ой, Господи, что ж это я все о себе да о себе. Давайте о Вас. И как Вам я?»

Так вот, друзья, двухнедельный канадский опыт окончательно убедил меня в том, что окружающим решительно плевать на вас и то, как вы выглядите. Поверьте, этот вопрос интересует исключительно только вас, и волнует совершенно напрасно: встречным и поперечным вы не интереснее, чем столб или, скажем, бордюрный камень, а у людей вам небезразличных будет миллион способов составить о вас мнение.

В ожидании посадки вслушиваюсь, всматриваюсь, обоняю и осязаю, чутко отслеживаю работу всех рецепторов, этот момент хочется запомнить, как-никак первый раз в серьезную «заграницу».

С тревогой вглядываюсь в могучие корпуса 747 горбатых боингов – всегда мечтал полетать на таких: настоящие крейсера, их двухэтажность впечатляет и вселяет уверенность, в них дух трансатлантических перелетов, они фаллические символы американской экономики, как жаль, что мне предстоит лететь не на таком, а на жалком видавшем виды пузатике 767, ну отчего так, ведь эти гиганты созданы летать через океан, 2 этажа, 3 класса обслуживания, 4 турбины, чудовищная дальность перелетов. У Трансэиро есть такие машины: куда им летать, если не в Торонто! Даже на Хабаровск и то пустили новенький 777. Несправедливо.

Курю. Самолеты разлетаются во все стороны света, звучат обьявления, продублированные на разных языках мира, забавный средневосточный говор с визгливыми нотками, казенный английский, резкий немецкий, и звонкий бодрый итальянский. Итальянский во всем этом винегрете языков по мне самый интересный, жизнерадостный, солнечный и заводной. Но вот прозвучало объявление, которого я так жду, …517 рейс…, …ту Торонто… Пора на борт.

767-й  оказался ожидаемо старым. Вообще со слов знакомого, работающего в авиаотрасли, самый молодой авиапарк в Японии: японцы покупают новые самолеты, летают 4-5 лет и продают. Следом идут развитые страны Европы. В Штатах и Канаде авиапарк довольно старый, там летают и по 20 лет, а у нас самый молодой парк у S7, там средний возраст самолетов около 20 лет, у остальных российских авиаперевозчиков самолеты еще старше. Моему торонтовскому борту было явно больше 20-ти, совсем не модный дизайн интерьера J, неоднократно крашенные пластиковые панели с облупившейся краской, даже накидки на сиденьях не сияют новизной. На иллюминаторах с наружной стороны разводы, вот, думаю, наверно атлантическая соль, но мозг резонно поправил – какая нафиг соль на 11 километрах высоты, обычная обработка антиобледенения. За этими мыслями упустил момент, когда в соседнее кресло плюхнулся сосед, парень лет тридцати, худощавый, небольшой хохляцкий акцент, напряженный, на расслабленного туриста совсем не похож. Разговорились, оказалось летит лендиться в Монреаль, до этого в Канаде никогда не был. Судьба – удивительная штука, ведь сейчас русских, желающих свалить в Канаду, практически нет, материальный коэффициент этого желания сейчас запросто может оказаться со знаком минус, однако нашелся такой человек один на весь самолет, и он непременно должен был сидеть рядом со мной – с чуваком, жаждущим впитать любую информацию, касающуюся эмиграции. Память немного подтерла детали, но вроде бы его звали Сергей, он строитель из Казахстана, для меня картинка стала проявляться как проэкспонированная фотопластинка, опущенная в проявитель. Ведь действительно, Казахстан в этот последний кризис сильно пострадал, экономика вполне здоровенькая не перенесла краха дешевых американских кредитов, а строительство просто вымерло. Вот вам и мотивация. Он летел обустраивать быт, а жена и двое детей сидят дома на чемоданах и ждут сигнала. Показал мне фотки на mp3-шном плеере, рассказал, что на оформление его заявления ушло полтора года, что прошел по квебекской программе, так как неплохо знает французский, а с английским сложновато. Обсудили различные стороны канадской жизни: и у него и у меня информация почерпнута  в основном из форумов русских канадцев, но совершенно объективно, у меня ее больше. Может, и я уже созрел?

Так проболтали до завтрака, после оного я почувствовал, что веки тяжелеют, и заснул уже до самого обеда. Хм, из рассказа выходит, что я только и делаю что ем да сплю, мне же хочется думать, что я научился правильно летать. На следующем рейсе в Калгари и во время моего возвращения мне раз за разом удавалось повторять этот трюк: сел — поспал – покушал – поспал – прилетели, очень удобно. Немного поболтали с соседом после обеда, и вот уже снижение.

Одним из преимуществ зарегистрироваться на рейс пораньше является возможность не стоять в длинных очередях и выбрать себе место, я выбрал у окна, многие говорили мне, что в Канаде необыкновенное небо, и мне хотелось пораньше и с разных ракурсов на него посмотреть. Небо как небо, ничего необычного, но вот пейзажи…

Хм… Вероятно, все, что было написано выше, было лишь предисловием, и несмотря на то, что в соответствии с повествованием я уже полтора абзаца лечу над территорией Канады и США, по-настоящему впечатления от Канады начинаются только сейчас. Раньше, интересуясь Канадой и рассматривая ее территорию в Гугль-Земле, я видел точно такие же темно- и светлозеленые квадратики зелени. Тогда я думал, что это просто панорама, склеенная из по-разному проэкспонированных снимков, но оказалось, что  в действительности картинка именно такая. Каждый квадратик – это чья-то частная собственность, а каждый хозяин засеивает свою землю разной травой и стрижет и поливает ее тогда, когда ему это удобно, вот и получаются разноцветные квадраты. Увидел автоматические поливалки и выравнивалки земли, подозреваю, что это были вовсе никакие не образцово-показательные хозяйства, а самые что ни на есть обычные фермерские. Увидел автомагистрали с игрушечными грузовичками и машинками, огромные индустриальные площадки с рядами складов и производственных помещений, а еще бескрайнее, тянущееся до горизонта море маленьких бело-красных коробочек – спальные районы Торонто. Вот она, двухэтажная Канада!

Снижение было сложным. Я не специалист в этой области, но то, что я увидел в иллюминаторе, меня зацепило. Все небо над аэропортом кишело самолетами и самолетиками. Вероятно, всем пассажирам нашего борта было отчетливо понятно, когда диспетчер давал «добро» снизится на каждые сто метров, мы занимали эту высоту и делали на ней виток за витком, до следующего разрешения снизиться. Над торонтовским аэропортом висел многослойный пирог из самолетов ожидающих разрешения на посадку. Само приземление было вполне обычным, за исключением бурных оваций, адресованных пилотам по этому случаю. Для меня это выглядело несколько диковато: собственно, это их работа, чем она отличается от работы водителя маршрутки, ведь им-то мы не аплодируем на каждой остановке, но само осознание того, что мы преодолели чудовищное расстояние, пересекли Атлантику и вот-вот ступим на американский континент, заставило присоединиться к этому дикарскому ритуалу J. Пока мы выруливали по сложной траектории к зданию аэровокзала, вслед за нами садились и садились самолеты – это настоящий конвейер, причем без права на ошибку и рассчитанный с точностью до миллиметров и секунд. Я проверил по своим часам, дверь в поданный рукав открылась за три минуты до времени прибытия, указанного в билете, ну а выгрузка, вероятно, началась секунда в секунду. Не удивлюсь, если окажется, что это не совпадение, а закономерность.

Выхожу из самолета, задержав дыхание, и вдыхаю полной грудью. Воздух как воздух, ничего на первый взгляд необычного нет, разве что едва уловимый запах искусственной свежести. Много ковровых покрытий, ими отделаны все полы  и часть стены на высоту сантиметров тридцати от пола, покрытия не поражают воображения новизной, расцветочка очень знакомая – почти однотонная зеленая с мелкими вкраплениями разноцветных фигурок. Идем по длиннющим коридорам переходов, и идем уже минут пять, а они все не кончаются, иногда поднимаемся или опускаемся на один уровень по эскалаторам, а они встречаются как межуровневые, т. е. вверх и вниз, так и просто горизонтальные, да собственно говоря они почти везде и движутся со скоростью примерно 3-4 км/ч, и весь народ по ним обычно еще и идет: не быстро,  вразвалочку, но суммарная скорость получается приличной. Я попробовал идти параллельно не по дорожке, а просто быстрым шагом, еще чуть-чуть и сорвешься на бег, так вот получается чуть медленней. Наконец доходим до зала визового контроля, там сделаны отдельные дорожки для граждан США, но мне в общую очередь J. Мрачноватое помещение, подходы к десятку постов визового контроля отгорожены никелированными перилами, отчего становится немного неуютно, завершает картину офицер-таможенник – огромный чернокожий верзила очень хмурого вида, задает три-четыре стандартных вопроса и с размаху хлопает штампик на декларации и складывает в стопочку. ФСЁ, я свободен, я легализован в Канаде. Двадцать метров по коридору, и я в зале выдачи багажа, а вокруг уже все спикают по анхлиски и все они сплошь канадцы. Иногда слышна русская речь пассажиров с нашего борта, но по мере получения багажа ее все меньше и меньше, мой багаж сильно задержали уж не знаю почему, но получил я его последним, зато вдоволь насмотрелся на то, как воспитывают канадцы своих чад. Дети у них растут в атмосфере вседозволенности: например, объявление на движущемся кольце, где выдают багаж, гласит, что приближаться к нему нужно предельно осторожно и не заходить за линию. Зазевавшись, вполне реально заработать синяк от торчащего чемодана, упасть или не дай бог зацепиться элементом одежды за движущуюся часть. Ну, не смертельно, конечно, но вполне себе опасно, так вот родителям бесящихся детей возрастом от 2 до 5 лет решительно плевать на то, что этих проказников как магнитом тянет к этой опасной штуковине. Пару раз  особо неосторожные получали тычки чемоданами и бежали жаловаться к родителям, из-за них опасную дорожку останавливали через каждые пару минут. На месте оператора этой штуковины я бы уже раз десять спустился и высказал безалаберным родителям все, что я о них думаю. Но нет. Для них это, видимо, в порядке вещей.  У меня у самого двое таких хулиганов, и волосы у меня стояли дыбом. То, что не произошло никакого несчастья – чистая случайность.

С багажом в руках, весь такой легальный-легальный выхожу на улицу и наконец закуриваю. С местами для курения в принципе все просто: видишь курящих, подходишь к ним и закуриваешь J. Собственно, на улице и проявилось самое главное визуальное отличие Америки от Евразии – там реально другой свет. Вы, верно, скажете, мол, парень, это на тебе никотиновое голодание так сказалось или ты че там курил, но я абсолютно серьезно, свет там другой, он более контрастный. В тот раз я списал это явление на остроту впечатлений, смену освещенности (все-таки уже 15 часов в закрытых пространствах) или просто  глюк, но впоследствии я убедился в правоте своего первого впечатления.

Курение, безусловно – зло, и я ни в коей мере не призываю разделить со мной эту вредную привычку, я лишь опишу один из приятных моментов в самой процедуре курения. Когда вы курите, вы немного отстраняетесь от внешнего мира, вы как бы находитесь от него по другую сторону стекла,  допустим, в сложной беседе затягиваясь вы совершенно естественным образом берете паузу в несколько секунд на обдумывание ответа, существуют даже фразы вроде – «Пойдем, перекурим этот вопрос» или к примеру, вы стоите и курите, при этом совершенно естественно, что вы осматриваете все вокруг, на чем-то останавливаете свое внимание, без сигареты в зубах вы вполне могли бы сделать то же самое, но вероятно окружающим подобный акт показался бы не столь натуральным и несколько настораживающим. С сигаретой вы как бы заняты делом и при этом свободны J. Вот и у меня было пять минут на то, что бы поглазеть на канадцев и составить о них первые впечатления.

Они все вежливы и постоянно улыбаются, причем улыбка не та, которую натягивают наши продавщицы и официантки, это не простое натягивание губ, вероятно они тренируют эту улыбку всю жизнь, она выходит не сказать чтоб очень искренней, но определенно приятной.

Вот к главному входу подъехал черный лимузин и выгрузил трех девочек, одетых совсем не богато, статный афроканадец в белой рубашке с галстуком и в шоферской фуражке вынул из багажника их сумки, в то время как они непринужденно болтали, не обращая на него внимания, кода последняя сумка наконец была извлечена, они сказали ему дежурное сенькью, вероятно выдав заодно натренированную улыбку, фамильярно хлопнули по плечу и скрылись в здании аэровокзала, шофер в свою очередь тоже успел в догонку пожелать им хорошего полета. В этой сцене я почувствовал, что несмотря на всю внешнюю добродушность этих улыбок ее участникам было глубоко «похрен» друг на друга и что заказать лимузин до аэропорта вполне по карману даже студентам.

Недалеко от меня перекуривали две изящные девушки – работницы аэропорта, исподтишка сфоткал и их. Вообще, вся атмосфера этого места говорила о том, что люди в Канаде живут не напрягаясь: хмурых и озабоченных лиц я вообще не видел.

Само здание аэропорта просто огромно. Оно не особо широкое, но очень-очень длинное и со слов людей, летавших ранее, имеет два корпуса. Мне, правда, посчастливилось побывать только в одном. Между корпусами курсирует специальная монорельсовая электричка, соединяя два разных блока и гостиницу на пятнадцатиметровом уровне. Здание настолько большое, что для перемещения по нему обслуживающий персонал использует специальные электрические четырех- и шестиместные машинки, иногда даже с прицепами. Забавно было наблюдать, как происходит заправка этого транспорта J.

К хорошему привыкаешь быстро, а тот факт, что нигде нет давки, был принят как должное (каково же было мне по возвращению в Домодедово L), в самом здании светло и приятно, оттого наверно и народ весь приветливый и добродушный. Мне, несмотря на проблему с языком, было в разы комфортнее, чем в московских аэропортах. Зарегистрировавшись на рейс, прошел две зоны досмотра и стал ожидать своего самолета. Возле каждого гейта огромные зоны для ожидающих, количество мест раза в три больше, чем в Домодедово, кресла отделаны кожей разных цветов. В общем, все сделано для удобства, но при этом нет того пафоса, что царит в московских аэропортах, все в тему, все приятно, кроме…

Кроме курения. Но об этом чуть позже, поскольку пока я витал в облаках, ко мне подошел уже знакомый вам чювак J – Сергей, строитель из Казахстана. На таможне наши пути разошлись, ему, как приехавшему на ПМЖ, нужно было пройти другие коридоры, да и дальше лететь ему в Монреаль, а мне в Калгари, но вылетали мы с одного гейта, только он на час раньше. У него все прошло гладко, вот только билет на Квебекщину он не бронировал и не покупал заранее, а на ближайший рейс цена получилась неприятной. Если память не изменяет, около 500 баксов, да плюс ко всему он обменял 1000 американских долларов на канадские по курсу 1,2 американского за один канадский. Я не ошибся, именно так, канадский на 20 процентов тяжелее американского. Вот так легко можно профукать 500 баков, которые молодым ньюкамерам были бы совсем не лишними. Так что очень всем советую планировать свои путешествия, заранее покупать билеты и иметь нормальные кредитные карты. К слову, при всей моей нелюбви к родному Альфа банку, он мне проблем не доставил, более того, он очень выгодно обменивал мне валюту и предоставил беспроцентный кредит на 2 месяца, чем я и воспользовался позже при непредвиденных обстоятельствах.

Обсудив наши дела, решили найти место для курения.

Я вполне понимаю и даже поддерживаю любые меры по борьбе с этим самоубийственным явлением, это своего рода растянутый во времени акт суицида, но так или иначе, в других обществах принято с состраданием относиться к курящим, по крайней мере нигде больше я не встречал отсутствия мест для курения в аэропортах. Мы поймали пару аборигенов из обслуживающего персонала, и они нам поведали, что курить в здании аэропорта категорически нельзя. Можно только на улице, а для этого нужно опять 2 раза проходить паспортный контроль и досмотр. В общем, решили потерпеть, тем более, что посадка на его борт начиналась через полчаса.

Мой английский был очень плох, и я немного переживал по этому поводу, но оказалось, что больше мешало то, что я переживал, а не то, что я не знал. Проводил я, значит, своего знакомца, сижу себе читаю журнал и вижу боковым зрением, что один пассажир – канадский старичок, сидевший напротив, встает, чтобы уйти, при этом роняет посадочный талон под сиденье и не замечает этого. В такие моменты говоришь на автомате, мне удалось его окрикнуть и вернуть за билетом, при этом он меня прекрасно понял, хотя говорил я на английскомJ. Для меня это было маленькой, но очень важной победой.

За чтением время пролетело быстро, вот и посадка на мой рейс. До этого на 737 боингах не летал, тем более хотелось сравнить, на чем в принципе летают они и мы. Вхожу в салон и сразу чувствую благородный запах кожи – и точно, салон полностью кожаный, зеленовато-коричневого благородного цвета. Сажусь. Мягко, кожа скрипит, приятный запах пропитки, в подголовнике монитор, все точно подогнано и выглядит очень дорого, подголовник двухслойный и внешний слой можно выгибать вокруг головы, чтобы она не болталась во время сна. Неужели все это эконом класс? Да! Вэлкам то Уэстджет.

Пока самолет выруливает, смотрю буржуйский классический спектакль о безопасности в полете в исполнении местных стюардесс. О них тоже стоит упомянуть отдельно. К общеканадским дежурным улыбкам успел уже привыкнуть, но эта постоянная улыбка вообще нечто. На ум приходит лишь сравнение с телеведущими, но я думаю, что и их эта стюардесса заткнула бы за пояс. Женщина средних лет, ухоженная, подтянутая, выглядит просто шикарно, улыбка по любому поводу, на любое слово. Все что делает, делает легко. В движениях нет утонченности и изящества, скорее естественность и простота.

Демонстрация проходит именно как демонстрация: например, если в наших авиакомпаниях  фифы-стюардессы брезгуют прикладывать к себе кислородную маску, а лишь подносят ее к лицу и демонстрируют наличие на маске резинок просто оттянув их в сторону, то в данном случае она натуральным образом надевает эту маску и фиксирует ее резинкой. Объяснить сложно, просто поверьте, вся демонстрация выглядит естественно, нет и грамма манерности или жеманства, и между тем эта женщина просто очаровательна. Я понимаю, что наши девушки, насмотревшись фильмов вроде «Вид сверху лучше» делают из этого показа шоу, да собственно, этот показ шоу и остается, но в естественном без пафоса и брезгливости виде мне оно понравилось больше. Канадским стюардессам пять с плюсом.

Всегда получаю удовольствие от взлета. Я, конечно, понимаю что это один из самых опасных моментов за весь полет, но именно при разгоне и взлете чувствуешь всю мощь этой крылатой машины. Мне нравится, как взлетает Ту-204: короткий разбег и мощный отрыв. Понравилось, как взлетает 777: чувствуется масса. А вот уэстджетовский 737 расстроил. Вот он замер на взлетке, вот получил добро на взлет и плавно покатил, набирая скорость. Когда же будет отрыв? А, не… Рано еще. Бежит себе и бежит, набирая скорость и плавненько так, едва заметно отрывается и потихоньку набирает высоту. Блин, да что в нем за турбины, может от газонокосилки движок или от тойоты короллы? На самом деле, подозреваю, что сам Боинг ни при чем, просто у канадских пилотов такая манера вождения, главное не потревожить дорогого пассажира. Хотя могу ошибаться.

737 – популярный среднемагистральник, аналог нашей «Тушке», один проход и два по три ряда кресел. Используется соответственно на линиях средней протяженности и на региональных линиях. До Калгари четыре часа лета, в полете не кормят, лишь пару раз приносят напитки и соленый арахис. Я опять весь полет спал, можно было смотреть фильмы, мультики или новости, но они были без русского перевода, J и я отказался от этой идеи. Вообще, досуг в полете организован удобно и на высоте, в переднем подголовнике рядом с экраном есть щель с картоприемником, любую услугу можно оплатить кредитной картой не вставая с места. Заплатив, можно просмотреть любой фильм из огромной фильмотеки, воспользоваться телефоном и интернетом. Если нет с собой наушников, можно купить одноразовые за два доллара. Китайская бабушка в соседнем кресле купила и весь полет смотрела сериалы. Все просто, все удобно.

Покружили над морем частных домиков и фермерских хозяйств в пригороде Калгари и опять-таки плавно на кошачьих лапах пробежались по ВПП. Все, я прилетел. Все очень быстро, только подкатили к причалу, и через 3 минуты я уже свободен. Выхожу в фойе, а меня никто не встречает. Побродил минут 15, периодически пытаясь позвонить с телефона-автомата, но тщетно. Вот уже и багаж привезли. Забрал багаж. Мой чемодан было видно издалека, только русские заворачивают свои чемоданы в пленку, опасаясь, и не напрасно, что из них могут чего-нибудь стащить, здесь же подобные опасения могут принять за паранойю. Никому не нужно чужое белье. Багажный стикер никто не проверяет, подходи и бери любой чемодан, но каждый почему-то ищет свой.

Страшно хотелось курить, и я вышел на улицу – и весьма напрасно, так как разминулся с ребятами, которые опаздывали меня встречать, застряв в пробке. Они тоже натерпелись неслабо: говорят, приехали и бегаем, всем в лица заглядываем, пристали к одному, вроде похож немного, но тот не сознается, молчит как партизан, но тут, слава богу, и я нарисовался. Сели в их старенький бьюик и покатили домой. Встречали меня Сергей и Ольга, соседи моего брата из дома напротив, хорошие трудолюбивые ребята. Сергей – мужик  рукастый, дом отделал внутри по высшему разряду, в нижнем этаже оборудовал сауну и каминный зал, все своими руками. Ольга содержит всю эту роскошь в идеальном порядке и готовит очень вкусно. Она не работает, занимается домом, он работает на заводе, собирает двигатели. Шоб я так жил :)

Поужинали и договорились, что утром Сергей отвезет меня на автовокзал, а оттуда мне 7 часов автобусом до Ревелстока, где я наконец увижу брата. Дело в том, что на момент моего приезда Костя со всей семьей вместе с еще тремя русскими семьями уже неделю отдыхает в коттедже на берегу горного озера Ароулэйк, а это в 800 километрах от Калгари и на полпути до Ванкувера, посещение которого тоже входило в мою программу.

В тот вечер долго ворочался: видимо, 15 часов самолетного сна восполнили мои потребности…

Опубликовано 7th Январь 2011 в 16:21.
Рубрика: Двухэтажная Канада.

Один комментарий

  1. Сергей

    Вот и немецкие дети творят, что хотят. Быть может так и надо воспитывать, ведь запретный плод сладок, а когда постоянно запрещаешь…

Оставить комментарий к записи “День второй (Ду ю спик инглиш?)”